A Day in the life
[ Музыка: Enigma "Sleep" ]


В сюжете: "Военная реформа"
2006/25/04 | 12:16 Николай Сванидзе (ведущий программы)


Прослушать запись


У микрофона Николай Сванидзе. У нас в гостях руководитель Союза комитетов солдатских матерей России Валентина Дмитриевна Мельникова.

- Передача наша посвящена отмене отсрочек, разрешающих не служить в армии, и началу весеннего призыва. Валентина Дмитриевна, как вы оцениваете начало нынешней призывной кампании?

МЕЛЬНИКОВА: Полно нарушений, причем по всей России. Призывают больных, безусловно, причем больных по-настоящему, с тяжелыми сердечными заболеваниями, с психическими отклонениями. И уже есть заявления в суд, ребята обжалуют решения. Самое любопытное, что военные комиссары по всей России уже заявляют, что никаких отсрочек не существует ни по пенсионерам, ни по детям, и всех призывают.

- А на самом деле?

МЕЛЬНИКОВА: На самом деле пока прошло только первое чтение, и нам Госдума обещает, что это будет с 1 января 2008 года. Поэтому я хочу всем слушателям подтвердить, что сейчас все по-старому, и студенты, и у кого родители пенсионеры, инвалиды, и те, у кого маленькие дети, все ребята имеют право на отсрочку, и даже те, у кого одинокая мама или папа воспитывает ребенка - инвалида детства. У нас 24-я статья (Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" - Ред.) в целости и сохранности.

- Вами зафиксированы какие-то сигналы о случаях насильственных действий в отношении призывников, когда где-то людей ловят?

МЕЛЬНИКОВА: Да, московская милиция уже приходила, уже отвозила. К счастью, отправок не было, поэтому ребята вернулись домой.

- Ловили, но отправок не было?

МЕЛЬНИКОВА: У нас обычно командами собирают ребят. Это везде так, потому что, прежде чем человек попадает в воинскую часть, он должен попасть на пункт сбора субъекта Федерации. Это момент, с которого начинается военная служба. Их собирают командами и отправляют либо самолетом, если это далеко, либо поездом, если это относительно близко. И вот такие эшелоны и самолеты начинают появляться где-то после 9 мая, потому что там надо уволить тех, кого раньше призвали, в общем, такие организационные вещи. В выходные дни, в праздники призывники не могут находиться в пути, есть такое правило. Поэтому обычно все отправки осенью после ноябрьских, а весной после майских. И тогда получается, что представитель военкомата с милицией приходит в общежитие, забирают ребят и, не глядя ни на что, отправляют их прямо в войска. В военкомат, на сборный пункт и прямо в воинские части.

- Как действует эта система - милиция ловит? Милиция что, видит, что молодой парень, дай-ка подойду поймаю?

МЕЛЬНИКОВА: Мне говорили, что в четверг, в пятницу наши патрули, милицейский батальон московский вместе с милицией проверяли документы у всех призывного возраста и спрашивали именно приписное или военный билет.

- Просто на улицах?

МЕЛЬНИКОВА: Да, около метро.

- Хорошо, а если у человека не было с собой приписного? Почему он должен носить его с собой всегда?

МЕЛЬНИКОВА: Он вообще ничего не должен носить, и никто не имеет права у него это проверять. Этот скандал был в 2000-2002 гг., мы писали и президенту, и генеральному прокурору, напоминали о законе о милиции, и это тогда прекратилось. А сейчас, значит, уже совершенно народ распоясался. В Москве-то особенно, потому что наш военный комиссар, уважаемый генерал вообще вышел с любопытными законодательными инициативами: сам приходишь по повестке; тех, кто закончил военную кафедру, на работу не брать, пускай сидят, ждут, пока их призовут, и всякая прочая дурь на трех листах мелким шрифтом. Но хорошо, что у московских депутатов есть чувство юмора, они правильно оценили эту инициативу. Но то, что Генштаб через военных комиссаров субъектов Федерации такие законодательные инициативы вбрасывает, это очень показательно. В том числе: с милицией доставлять не только призывников, кто идет рядовыми, но и лейтенантов запаса.

- Вопрос с пейджера: "Считаю, что если служить, то служить должны все, в том числе и студенты. Все остальное - от лукавого. Дети королевы Англии служат, а у нас нет". Николай, Балашиха.

МЕЛЬНИКОВА: Николай, уважаемый, после вуза ребята прекрасно служат, если можно назвать службу у нас прекрасной, 12 месяцев рядовыми. Я считаю, что это тоже безобразие и позор России. Те, кто заканчивает военные кафедры, 15 тысяч в год их призывается, тоже проходят службу. А что значит - все должны служить? Хорошо, давайте мы всех обяжем делать операции на сердце. Давайте мы всех обяжем писать стихи, а если стихи будут плохие - расстреливать без суда. Давайте мы всех обяжем идти воспитателями в детские сады. Солдат - это профессия, тяжелая, трудная, для которой нужно иметь врожденный талант. И армия должна эти таланты выявлять, пестовать, окучивать, обхаживать, чтобы люди служили и это действительно было бы полезно для страны.

- "Почему мать двух уклонистов называет себя солдатской матерью? Стыдно приглашать таких гостей", - пишет Елена.

МЕЛЬНИКОВА: Елена, рано или поздно вы к нам придете, либо с сыном, либо с внуком, и тогда вы поймете, почему мы, люди, создавшие Всесоюзный комитет солдатских матерей 17 лет назад, вправе называть себя солдатскими матерями. Миллионы ребят и миллионы родителей получили помощь от наших многочисленных комитетов.

- "У нас рыночная система в стране. Я рожал детей за большие деньги, в детсад отдавал за большие деньги, в институт. А почему я в армию должен отправлять их забесплатно?" Это уже другая постановка вопроса.

МЕЛЬНИКОВА: Совсем не бесплатно. С вас каждый месяц будут требовать деньги. Мальчонка будет вам писать или звонить и говорить: папа, пришли 200 рублей, пришли 3 тысячи рублей, 5 тысяч рублей, посылку со всякой всячиной, а если не пришлешь, мне будет худо. Потому что ребят заставляют брать деньги в долг под проценты. У нас армия контрактная, но наоборот: семья, отдавая человека на военную службу по призыву, еще и тратит дополнительные деньги.

- "В государстве вообще надо наводить порядок. Но комитет не должен заниматься только воспитанием дезертиров любой ценой. А где лозунг "Родина-мать зовет"? Валентина Дмитриевна, кто вас будет защищать?" - спрашивает Владимир.

МЕЛЬНИКОВА: Я думаю, что у Владимира гипертрофированное чувство опасности. Все официальные лица, все политологи говорят, что в ближайшее время никакая сильная угроза извне над нами не висит, над нами висит безобразие внутри страны, коррупция, вымирание народа и другие проблемы. Тут, к сожалению, всеобщий призыв не спасет. А профессиональная армия может стать хорошим подспорьем для оздоровления экономики и демографии...

Каждый год российские Вооруженные силы теряют без боевых действий 3 тысячи солдат и офицеров. 500 человек из них кончают жизнь самоубийством. Если вы считаете, что на это можно смотреть спокойно, продолжайте жить спокойно, пока вас это не коснулось.

- "Николай, кто финансирует союз матерей?" - спрашивает Степан Александрович.

МЕЛЬНИКОВА: Финансируют нас наши же волонтеры, в регионах помогает администрация помещением и связью, а в Москве мы сейчас выполняем проект, который поддерживает американский Национальный фонд демократии, "Борьба с солдатским рабством".

- "Если мой сын поступает в этом году в колледж после 9-го класса, дадут ли ему доучиться? Учеба длится четыре года", - интересуется Наталья.

МЕЛЬНИКОВА: Не могу сказать, потому что вообще-то закон обратной силы не имеет, и если мальчик оформит отсрочку осенью, по идее отнять нельзя. Но у нас были, к сожалению, эпизоды, связанные со службой по призыву, когда права отнимали.

- "У сына отсрочка. Родители - пенсионеры. В январе 2008 года ему будет 26 лет. Жизнь обустроена, и вдруг - армия". Елена Алексеевна.

МЕЛЬНИКОВА: Если эта отсрочка оформлена решением призывной комиссии, надо получить копию решения на руки и, в крайнем случае, судиться. Потому что закон не может иметь обратной силы и не может ухудшать положение людей, то есть пенсионеров родителей.

- Очень много вопросов от людей, которые хотят предметно поговорить о своих детях с Валентиной Дмитриевной. Я называю вам телефон: 628-25-06.

Теперь вопросы радиослушателей. "Наше правительство бросило народ в нищету, а почему наши дети и внуки должны защищать такое правительство?" Ну, на это я отвечу. Наш народ бросили в нищету десятилетия советской власти, я это вам говорю как историк. И защищали, между прочим, и защитили во время Великой Отечественной войны, сейчас и подавно должны защищать. Другой вопрос, что должны защищать те, кто должен защищать. А те, кто имеет отсрочки, те, кто не может по состоянию здоровья или по другим объективным причинам, те защищать, соответственно, не должны.

МЕЛЬНИКОВА: И я бы добавила. Если вы хотите, чтобы правительство больше заботилось о людях, правильно выбирайте политиков, правильно выбирайте руководство, и будут другие люди.

- Вопрос: "Госпожа Мельникова, на что вы расходуете американские деньги?" Это, видимо, риторический вопрос. На что вы расходуете американские деньги и как вы отчитываетесь перед своими "заокеанскими хозяевами", Валентина Дмитриевна?

МЕЛЬНИКОВА: Отчитываемся очень легко. Потому что, к сожалению, очень много солдат находятся в рабстве, страдают, становятся инвалидами и гибнут. У нас пять координаторов в крупных наших областях, где очень много ребят, больше тысячи каждый год, обращаются с жалобами. И они получают 100 долларов зарплаты и могут оплачивать свои телефоны, чтобы можно было позвонить в прокуратуру, в военный суд, в воинскую часть. И еще это маленький семинар, который мы проведем вместе с прокурорами и судьями в конце мая в Москве.

- "Нельзя ли поставить на референдум вопрос о создании контрактной армии?" Ира.

МЕЛЬНИКОВА: Хороший вопрос. Еще в 2004 году, когда начались разговоры об отмене отсрочек, Борис Надеждин предложил два вопроса на референдум: один - о сохранении отсрочек, а второй - о поддержке перехода к добровольной профессиональной службе по контракту. Но, к сожалению, Партия солдатских матерей, во-первых, не смогла зарегистрироваться и сама не смогла начать вот эту процедуру референдума. Сейчас я веду обсуждение и переговоры с разными партиями, в том числе и с коммунистами. Можно провести, и вопрос будет формулироваться: "Вы поддерживаете переход к добровольной военной службе по контракту?" Это вполне конституционный вопрос, который можно было бы выносить.

- "У сына мать-военнослужащая погибла при исполнении обязанностей. Подлежит ли он призыву в армию?"

МЕЛЬНИКОВА: Нет, по 23-й статье закона "О воинской обязанности..." все сыновья в такой семье освобождаются от службы по призыву. Не слушайте военкома, если он будет говорить, что эта статья отменена.

- Слушаем телефонный звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: У меня такой вопрос к Валентине Дмитриевне. В первой части программы прослеживался, особенно в обращении к московскому военкому, немножко такой пренебрежительный тон у нее. Мне кажется, это не совсем конструктивная позиция. И чем она может это объяснить? Если вся работа строится с такой позиции какого-то превосходства...

МЕЛЬНИКОВА: Вы знаете, я отношусь нормально к военкому как к человеку, который находится на службе. Но я считаю, что законодательные инициативы должны быть разумные, они не должны идти вразрез с законом, они не должны ущемлять права людей, и они должны все-таки выноситься соответствующими службами. Я говорила не о Красногорском, а о том, что он вынужден был представить депутатам.

СЛУШАТЕЛЬ: Это Лидия Ивановна из Москвы. Если в Российской Федерации все закрепляется законодательно на продажу: земля, леса, недра, водоемы и так далее, а также мы узнаем, что из 400 таможенных пунктов где-то 300 частных, то есть государственная граница открыта, то для чего нужна армия, что она должна защищать - "прихватизаторов" от ограбленного народа?

МЕЛЬНИКОВА: На самом деле границы защищает Пограничная служба Федеральной службы безопасности. Нормальная служба, приличные ребята, хорошие офицеры. Если все будет хорошо, она станет вневойсковой службой специальной, и это будет хорошо. Граница - это не дело армии, это дело пограничников и, может быть, стратегических ядерных ракетных сил.

- Что же касается вашего вопроса, кого защищать, Лидия Ивановна, вы знаете, защищают не "прихватизаторов", как вы выразились, а защищать армия должна своих граждан - нас с вами. В любой уважающей себя стране есть уважающая себя армия. Наша задача, чтобы это была достойная армия, способная защищать свою страну.

СЛУШАТЕЛЬ: Я бывший военнослужащий. Я бы хотел сказать: может, проще сделать определенный оброк, как в царской армии?

МЕЛЬНИКОВА: Такое предложение тоже неоднократно выдвигалось: пускай семьи платят деньги солдатам-контрактникам. Но если бы мы знали, что эти деньги пойдут действительно людям, если бы мы не знали, сколько денег разворовывается из военного бюджета... И множество докладов Счетной палаты, к сожалению, эту истину подтверждают.

- Валентина Дмитриевна, у меня к вам вопрос. Скажите, пожалуйста, ваша позиция в отношении отмены отсрочек от армии?

МЕЛЬНИКОВА: Я считаю, что это плевок в лицо народа, я считаю, что это жестокость, сравнимая действительно с геноцидом в отношении молодых семей. Патологическая жестокость в отношении инвалидов. Вот у нас есть семьи, где родители-инвалиды. И совершенно понятно, что без помощи сыновей эта семья не проживет.

- Так откупаться будут, Валентина Дмитриевна, какой геноцид?

МЕЛЬНИКОВА: Что значит откупаться? Почему люди должны...

- Нет, не должны, но будут.

МЕЛЬНИКОВА: Нет, на самом деле это тоже миф, который я постоянно пытаюсь развеять. Трагедия в другом. Все наши ребята не отвечают критериям по здоровью. Любого сейчас призванного покажите, и мы увидим, что его призвали незаконно. Вот этим нужно заниматься. А отправлять всех в казармы, которые не готовы принять полтора миллиона солдат, отправлять всех на службу, где их не смогут прокормить, я считаю, что это тоже геноцид.

Федеральный закон "О воинской обязанности и военной службе"

Карма: [В избранное]

[Вниз]Отличились: 2 |
[2006-05-22 @ 15:10:59] [Ссылка] [Ответить]
хорошоя статья

[2006-05-22 @ 15:12:28] [Ссылка] [Ответить]
боооольшая

колесиком прикольно её прокурчивать, букавки так быстра быстра миняюца, сидим смиемся

Ограничение доступа

Вы не зарегистрированы или не вошли в систему.

© 2003-2019 SLVLJ.RU